Главная · Новости · Документы · Фотоархив · Ссылки · Форум · Поиск · Вопрос-ответ · Обратная связь 18 Ноября 2017, 02:14:12
Экспедиция к месту гибели Н. М. Тарусина. Часть 7: Итоги экспедиции
Экспедиция к месту гибели отца. Часть 7: Итоги экспедиции

Посвящается: Тарусину Николаю Матвеевичу,
всем, павшим в ходе Демянской операции,
и моему проводнику из Кневиц –
Матвееву Валерию Алексеевичу.


• Итоги экспедиции
• Эпилог




• Итоги экспедиции •

Каждая экспедиция в незнакомый район, еще долго будоражит ум, побуждая к оценке и объединению в единое целое все увиденное, услышанное и затронутое. И эта поездка не стала исключением.
Теперь, когда я имел полное представление о месте гибели отца, узнал то, что не смог бы никогда узнать из книг или Интернета, стало возможным восстановить хоть какую-то, пусть неточную, но картину минувших событий, сопутствующих гибели отца. Сложить факты и предположения в единую картину и выжать из нее максимальную пользу.
Но, для начала необходимо восстановить в памяти все этапы экспедиции. Вспомнить - чему был свидетель, и что узнал от окружавших меня людей. И, конечно, прочитать привезенную с собою «литературу».
Более всего надежд я, конечно, возлагал на воспоминания Корзова Н.И., командира роты 645 полка, поскольку общее представление о боевых успехах его роты на участке дороги Пустыня – Кневицы, я уже знал из уст Валерия Алексеевича, и, частично, прошел его своими ногами. Именно, в этих воспоминаниях я ожидал найти объяснение гибели отца. Поскольку бои, описанные автором, со слов моего проводника, проходили в пределах координат искомого места захоронения и в ближайшие к этому сроки.
Листая страницы воспоминаний, очень хотелось найти упоминание фамилии отца.
Увы! Такого упоминания не было, да и не могло быть. Как оказалось, - события, описанные Н.И. Корзовым, происходили в начале декабря 1942 года. То есть, уже после его гибели. Это, конечно, близко по срокам. Однако, все-таки, - после! А значит, повествование Корзова могло пролить лишь удаленный свет, на случившиеся с моим отцом событие.
Это стало большим разочарованием для меня. Но лишь до тех пор, пока я не взялся за прочтение второй книжицы - рукописи воспоминаний начальника штаба артиллерии 202 стрелковой дивизии, Лиференко В.Я., которую я, можно сказать случайно, перефотографировал в школьном музее Кневиц.
В этих воспоминаниях автор рассказывает о событиях, происходивших в дивизии и 645 полку, в период ноября 1942 года, у деревни Пустыня, до которой я немного не дошел.
До прочтения этих воспоминаний, я не обращал внимания на существование этого населенного пункта. «Ну, есть по соседству с Запрудно деревня Пустыня. И, что? Отец то погиб у Запрудно!»
Теперь, когда из воспоминаний Лиференко, я узнал, что в ноябре 42 года, полк вел бои не в Запрудно, и даже не за Безымянное болото, а за деревню Пустыня, мои прежние предположения о месте гибели отца, полностью развалились.
Прочитанные у В.Я.Лиференко даты и данные, вызвали сумятицу в выстроенной мною ранее картине событий, и целый ряд вопросов. Что за деревня Пустыня? Какую задачу выполнял 645 полк? Откуда он ее штурмовал? Когда произошел ближайший ко времени гибели бой? Где мог быть 17 ноября мой отец?
И, конечно: - почему местом захоронения отца указаны окрестности Запрудно?
Снова обозначился очень важный вопрос:

Так, где же и почему погиб мой отец?

После прочтения воспоминаний Лиференко, канву моих предположений надо было срочно менять.
Но, для начала, надо было выстроить события, описанные Корзовым и Лиференко, по времени, и проверить, нет ли в них противоречий?
И Корзов Н.И, и Лиференко В.Я., в своих мемуарах утверждают, что деревня Пустыня была взята 22 ноября 1942 года штурмом, 645 полком. А, поскольку отец погиб 17 ноября, накануне штурма, то все, что связано с подготовкой штурма стало особенно значимым для меня.
Нужно было обязательно проверить - является ли дата взятия Пустыни 22 ноября истиной, или лишь только приблизительной?
Нельзя было исключать того, что автор одного воспоминания написал свои очерки после прочтения воспоминаний другого. И перенес в свою работу дату из прочитанного документа.
Подтвердить или опровергнуть эту дату могли бы только документы из архива Минобороны. Но, то, что в документах Минобороны могли появиться сводки штаба армии о какой-то маленькой неизвестной никому деревни с именем Пустыня, было почти невероятным для меня ожиданием.
И только упорство помогло мне не бросить затею с поиском боевых донесений, в которых упоминались бы деревни Пустыня и Запрудно.
И, как это не покажется невероятным, но таких донесений оказалось несколько. И, что самое удивительно, многие из донесений относились, именно, к подготовке штурма Пустыни 22 ноября 1942 года силами 202 дивизии, в которую накануне прибыл отец. Даже боям за Кневицы в донесениях уделено меньше строк. Но, я уже привык к появлению таких странностей, в моменты, когда они мне нужны.
Вот выкопировка из текста боевых донесений 202 стрелковой дивизии того периода, в изложении сайта http://demjanskij-kotel.blogspot.com/2011/03/202.html:

202 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ.
ЖУРНАЛ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ.
Фонд 1464, опись 1, дело 25.
(ЖБД 06.09.42г. - 25.04.43г.)
08.09.42г. Противник обстреливал наши подразделения арт.-мин. огнем из р-нов Радово. В районе Везовка, Пустыня противник усовершенствует оборону. 202 СД прочно удерживает занимаемые рубежи. В ночь с 15 на 16.09.42г. учебный батальон сменяет 3/645 КСП в районе Лялино, последний сосредоточится в районе Сар., что 1,5 км юго-зап. Пустыня.
Фонд 1464, опись 1, дело 41.
22.10.42г. Противник в 12.30 из района Ольховец в северном направлении силой до 8 автоматчиков пытался вести разведку переднего края 2/682 СП, но был рассеян, имел потери.
21.11.42г. 202 СД, удерживая правый фланг силами 1317 СП, морской батальон, 253 СД и 2/645 СП, в готовности вести наступление на Пустыня. Подразделения пополнялись боеприпасами и продовольствием.
Получено распоряжение штарма, начало атаки в 13.00 21.11.42г.
Подразделения выходили в исходное положение, соблюдая маскировку и скрытность подхода. 6.00 - подразделения занимали исходное положение.
2/1317 СП 200 м южнее и юго-вост. Пустыня. Морской батальон 253 СД - 300 м зап. Пустыня. 1/1317 СП - 300 м сев.-зап. Пустыня. 2/645 СП - 200 м юго-вост. выс. с отм.80,8.

(Пояснение: 2/645 КСП – означает: 2-й батальон 645 Краснознаменного стрелкового полка).

В этом донесении указывается в качестве даты штурма - 21 ноября, что хорошо коррелируется с датой захвата Пустыни 22 ноября, упомянутой в мемуарах.

Другим подтверждением этой даты, стали донесения штаба дивизии о потерях 645 полка в ноябре месяце 1942 года.
Любая военная операция связана с людскими потерями. Поэтому сводки потерь полка по донесениям, должны быть согласованными по времени с боевыми воспоминаниями авторов.
Пришлось снова обратиться к интернетархиву Военного ведомства, выписать все потери полка с 6 по 28 ноября, и заняться их анализом.
Результаты анализа представлены на последующей гистограмме.

Картинка 1

Как показывает гистограмма, максимальные потери полка пришлись на 21 ноября – на начало штурма деревни Пустыня. А 22 ноября, потери пошли на спад. Это наглядно говорит о том, что к 22 числу бои за Пустыню фактически были закончены. Все полностью согласуется с Боевыми донесениями по 202 СД, и датами, приведенными в воспоминаниях участников боев.
Это значит, к имеющимся датам в имеющихся у меня на руках рукописях, стоит относиться с полным доверием. Теперь я имел неоспоримую документальную опору для дальнейшего поиска деталей.
Если вернуться к гистограмме, и к дате гибели моего отца (17 ноября), то очевидно, что это несчастье произошло за три дня до начала сражения за деревню Пустыня.
Согласно донесению 17 ноября 1942 года 645 полк потерял трех человек.
Помимо моего отца, в донесении указывался красноармеец - Иванов Петр Михайлович и командир орудия - сержант Карпухин Николай Андреевич. Ниже представлены выкопировки из этого донесения по этим двум бойцам.

Картинка 1
Картинка 1

Ни до 17, ни после - потерь не было. Это значит, их гибель связана не со штурмом Пустыни, а с его подготовкой. Когда согласно донесения, подразделения выходили в исходное положение, соблюдая маскировку и скрытность подхода.
Знаменательно в этом факте еще и то, что в этот день вместе с моим отцом погиб командир орудия.
Зная тактику ведения войсковых наступлений Великой отечественной войны, можно предположить, что поскольку полк готовился к штурму, то он должен был вести интенсивную разведку обороны противника, и намечать цели для атаки и выбирать новые артиллерийские позиции на случай продвижения вперед.
Так что, состав погибшей группы накануне сражения за Пустыню был вполне обоснован. Возможно, что эта группа подорвалась на мине или попала под случайный обстрел, когда намечала задачи артиллерийскому орудию накануне предстоящего боя.
Вот как описаны задачи 645 полка, до 21 ноября 1942 года:

21.11.42г. 202 СД, удерживая правый фланг силами 1317 СП, морской батальон, 253 СД и 2/645 СП, в готовности вести наступление на Пустыня. Подразделения пополнялись боеприпасами и продовольствием. Подразделения выходили в исходное положение, соблюдая маскировку и скрытность подхода.
6.00 - подразделения занимали исходное положение.2/645 СП - 200 м юго-вост. выс. с отм.80,8.


Как видите, 645 полк размещался не Северо-Западнее деревни Запрудно, а у деревни Пустыня и Юго-Восточнее высоты 80,8. От Запрудно это место еще отделяла 5 километровая полоса обороны немцев.
Понятно, что задачи полка до 21.11.42 года, ничем не отличались от задач на дату 17.11.42. Поскольку до штурма оставались считанные часы.
К сожалению, истинную причину гибели 3-х воинов 645 полка 17 ноября, по этим донесениям установить невозможно. Поскольку в донесениях о таком рядовом событии ничего не записано. Три человека – разве это потери?
Однако, косвенно, установить причину их гибели вполне под силу. И вот тут, на помощь мне снова приходит рукопись воспоминаний Лиференко В.Я.

Картинка 1
Картинка 1
Картинка 1

На этих страничках, пожалуй, и находится разгадка причины гибели моего отца, командира орудия и красноармейца. Кстати, обратите внимание на дату – 17 ноября 1942 года.
Как записано далее в воспоминаниях Лиференко, после одобрения командующий 202 дивизией, генералом Штыковым целей, указания генерал-майора Кулика были переданы стрелковым подразделениям, в том числе и 645 полку:

Картинка 1

Теперь, с огромной вероятностью, можно заключить, что мой отец, как и Лиференко В.Я., 17.11.42 обходил ротные артиллерийские позиции, и указывал командиру орудия (Карпухину Н.А.) цели, и, возможно, собирал упомянутые расписки. А красноармеец (Иванов П.М.) мог быть проводником отца к этим позициям. Поскольку отец только что прибыл на фронт и еще не знал расположение роты и ее состав.
Кому, как не отцу, вновь прибывшему заместителю командира роты, ходить по ротным позициям, знакомиться с бойцами и готовить их к будущему штурму. И, попутно, доводить, поступившие дивизионные целеуказания, до командиров орудий…. У самого командира роты, перед штурмом, и без того, огромная масса важных задач!
Не исчезает ощущение, что все трое погибли одновременно и по одной причине. Поскольку у всех одинаковая дата гибели. И, скорее всего, погребены они были в одном месте. Ведь никакой горячки боя 17 ноября не было, и их можно было вполне схоронить в одном месте. Выносить их тела к кладбищу за несколько километров в тыл, при скрытном размещении полка у позиций противника было весьма рискованным занятием.

Таким образом, можно утверждать, что отец, скорее всего, захоронен в районе расположения одной из рот 645 полка на дату 17 ноября 1942 года. Согласно вышеприведенному боевому донесению, этот район лежит в границах между 3/645 КСП сосредоточенным в районе Сар., что 1,5 км юго-зап. Пустыня и 2/645 СП - 200 м юго-вост. выс. с отм.80,8, - на участке скрытного размещения полка у места боя за деревню Пустыня. И, вероятнее всего, – южнее отметок 50,0 и 80,8, которые указаны вдоль дороги Пустыня - Кневицы.

А это значит, предположение о его гибели к Северо-Западу от деревни Запрудно, к ак и данные Похоронки и Донесений, абсолютно неверны. Искать там его захоронение – бесполезно. Ведь он, как и Карпухин Н.А., не был разведчиком, которого могли послать в тыл врага. Он был командиром, и, стало быть, перед штурмом должен был быть на ротных позициях или на пути к ним. А путь роты пролегал от Лялино к отметке 80,8.

Теперь, стоило озадачиться другим вопросом:
А не были ли останки отца и его товарищей по несчастью уже обнаружены и перезахоронены, на каком либо, из окружающих Пустыню, кладбищ?

Таких кладбищ оказалось 4. У деревень - Замошка, Кузьминское, Беглово и Пожалеево.
Я просмотрел списки тех, кто погребен на этих погостах. Увы! Фамилии своего отца я не встретил. Но, зато, в списке погребенных на кладбище у Замошки, присутствуют имена Николая Андреевича Карпухина и Петра Михайловича Иванова.
Это еще один очень важный факт в поиске. Поэтому я постарался внимательней изучить материалы, относящиеся к этому захоронению. К сожалению, материалов по этому захоронению оказалось очень мало. То, что удалось найти в архиве МО, я привожу полностью:

Картинка 1
Картинка 1

Как видно из приведенной информационной карточки, последнее захоронение у Замошки произведено в 1951 году. Если бы все перезахоронения производились квалифицированно, то у меня была бы реальная возможность обнаружить захоронение отца в братской могиле Замошки рядом с товарищами по несчастью. Даже в том случае, если бы его останки не были опознаны при перезахоронении.
А правила квалифицированного перезахоронения таковы. По каждому из найденных погребений составляется Протокол эксгумации, в котором указаны: место и схема расположения найденного погребения, подробное описание всего, что в нем обнаружено, и указано место нового захоронения. Ниже, я привожу фрагмент Протокола, который я увидел в архиве Валерия Алексеевича Матвеева.

Картинка 1
Картинка 1

Если при вскрытии захоронений, в которых обнаружены останки Иванова П.М. и Карпухина Н.А., найдены останки еще одного, неопознанного человека, то, с очень большой долей вероятности, можно было бы заключить, что это прах моего отца. Мало того, можно было установить, от чего он погиб, и какие вещи с ним были.
Увы! К сожалению, после войны, перезахоронение велось без подобных «формальностей». Теперь, даже для тех, чьи фамилии указаны в списке Братского захоронения Замошки, не осталось даже координат их прежних могил. (А они бы мне очень пригодились в поиске!)
Только в начале 90-х годов 20-го века в России упорядочили процесс перезахоронения и появились акты эксгумации.
Теперь, после анализа всех документов Минобороны относящихся к учету погибших воинов в ВОВ, рискну предположить, что в большинстве своем они являются только ориентировочными и не более. А, имена захороненных в Замошке воинов, возможно, были приписаны к Братской могиле уже много позже перезахоронения. По спискам донесений о потерях в районе деревни Запрудно.
Это видно и по информационной карточке, приложенной к захоронению на кладбище в Замошке. Всмотритесь в цифры.
Захоронено всего – 197,
Захоронено известных – 196,
Захоронено неизвестных -1
.
Такое количество опознанных останков к их общему числу, невозможно даже при современных методах опознания. Найти в 1951 году, через 9 лет после смертельных боев в диком заболоченном лесу, который перепахали сотни тысяч бомб, снарядов и мин, 197 останков воинов и всех опознать - это полная утопия. Дай бог, опознать двоих из десяти погибших. Сейчас - это один к ста! Так что, эти списки, большая загадка для потомков!
И, тут же, возникает вопрос: А были ли неопознанные останки? И куда же они перенесены? К сожалению, на этот вопрос ответа, похоже, никогда не найду.
И вот еще одна загадка кладбища Замошки.
В карточке, описывающей Братское захоронение, для всех перенесенных туда останков указано «Место прежнего захоронения – д. Запрудно» и приложена схема района, где останки обнаружены.
Но, Иванов, Карпухин, как и мой отец, погибли не у Запрудно, а много Западнее, за полосой болот. Рядом с деревней Пустыня. Вдали от показанного на схеме района обнаружения захоронений. И на кладбище Замошки их останки могли оказаться только в том случае, если их нашли у Пустыни, а затем перенесли для перезахоронения в Замошку.
По логике, более близким местом захоронения, для отца и его товарищей, могло бы стать Кузьминское братское захоронение. Поскольку оно находится в районе деревни Пустыня.

Тогда почему в дивизионных донесениях появилась запись - «похоронен Северо-западнее 1,5 км. Д. Запрудно»?

Чтобы понять причину появления этой записи, мне пришлось вернуться к боевым донесениям той поры из 202 стрелковой дивизии и проследить по ним путь 645 полка в период трагической гибели отца.
В приведенном ниже Журнале боевых донесений, ярким цветом выделены строки, относящиеся к этому полку.

202 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ.
ЖУРНАЛ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ.
Фонд 1464, опись 1, дело 25.
(ЖБД 06.09.42г. - 25.04.43г.)
08.09.42г. Противник обстреливал наши подразделения арт.-мин. огнем из р-нов Радово. В районе Везовка, Пустыня противник усовершенствует оборону. 202 СД прочно удерживает занимаемые рубежи. В ночь с 15 на 16.09.42г. учебный батальон сменяет 3/645 КСП в районе Лялино, последний сосредоточится в районе Сар., что 1,5 км юго-зап. Пустыня.
Фонд 1464, опись 1, дело 41.
22.10.42г. Противник в 12.30 из района Ольховец в северном направлении силой до 8 автоматчиков пытался вести разведку переднего края 2/682 СП, но был рассеян, имел потери.
21.11.42г. 202 СД, удерживая правый фланг силами 1317 СП, морской батальон, 253 СД и 2/645 СП, в готовности вести наступление на Пустыня. Подразделения пополнялись боеприпасами и продовольствием.
Получено распоряжение штарма, начало атаки в 13.00 21.11.42г.
Подразделения выходили в исходное положение, соблюдая маскировку и скрытность подхода. 6.00 - подразделения занимали исходное положение. 2/1317 СП 200 м южнее и юго-вост. Пустыня. Морской батальон 253 СД - 300 м зап. Пустыня. 1/1317 СП - 300 м сев.-зап. Пустыня. 2/645 СП - 200 м юго-вост. выс. с отм.80,8.
21.11.42г Артиллерия дивизии и приданная артиллерия - на огневых позициях в готовности вести огонь по районам Пустыня, отм. 50 и выс. с отм. 80,8 и подавить батареи пр-ка в р-нах Здринога, Радово, Дедно, Калты, Грязная Новинка, Запрудно, Замошка.
9.00 артиллерия начала разрушение огневых точек в р-нах Пустыня, отм. 5,0 и выс. с отм. 80,8. До 12.55 артиллерия ведет огонь на разрушение. Арт.и мин. батареи пр-ка ведут сильный огонь по боевым порядкам нащупывая наши огневые позиции.
Наши подразделения в исходном положении ждут сигнала атаки.
12.55 - залп М-20 по р-ну Пустыня. Серия трех ракет НП командира 1317 СП - начало атаки. 13.00 пехота с шестью танками атаковала Пустыня.
13.10 отдельные засевшие автоматчики пр-ка ведут сильный авт.-пуль. огонь
Подразделения, преодолевая упорное сопротивление пр-ка, выходят на рубеж траншей, врываются в них и ведут рукопашный бой. Пр-к, не выдержав натиска наших подразделений, в панике отступает в направлении дорожной отм. 5,0, оставив на поле боя до 460 трупов солдат и офицеров. Наши подразделения преследуют пр-ка.
14.00 наши наступающие подразделения, выйдя на рубеж дор. отм. 5,0, встретили сильный ружейно-пулеметный и минометный огонь с опорного пункта безымянной высоты, что 200 м вост. дорожной отм. 5,0. Подразделения залегли и ведут бой с пр-ком. последующая атака наших подразделений успеха не имела.
Подразделения заняли положение:
2/1317 СП - 200 м южн. дор. отм. 5,0. Батальон 126 СБР занимает оборону на безымянной высоте сев.-вост. Пустыня.
22.11.42г. 202 СД, удерживая свой правый фланг готовится к дальнейшему наступлению. Подразделения приводят себя в порядок, подтягивая огневые средства, произведя частичную перегруппировку, в 11.00 атаковала опорный пункт пр-ка 200 м вост. дор. отм. 5,0 и овладела им. Пр-к, выбитый из опорного пункта, в беспорядке отходит на выс. с отм. 80,8. Наши подразделения преследуют его.
Выйдя на рубеж 200 м юго-зап., зап. и сев.-зап. выс. с отм. 80,8, подразделения встретили сильное огневое сопротивление пр-ка из укрепленного пункта с выс. с отм. 80,8. Ведя огневой бой и не имея успеха в последующей атаке, подразделения залегли и заняли положение:
- 2/1317 СП - 200 м юго-зап. высоты с отм. 80,8;
- 1/1317 СП - 200 м сев.-зап. высоты с отм. 80,8;
- 2/645 КСП, имевший задачу наступать на высоту с отм. 80,8, - успеха не имел и занял положение 200 м юго-вост. выс. с отм. 80,8.
Подразделения приводят себя в порядок, имеют дальнейшую задачу овладеть высотой с отм. 80,8.
23.11.42г. 202 СД, продолжая прочно удерживать свой правый фланг, готовилась к дальнейшему наступлению. Подразделения приводились в порядок.
К 8.00 произвела частичную перегруппировку своих сил. Батальон 253 СД после боя на дор. отм. 5,0 выведен в р-н Сараев, 1,5 км юго-вост. Пустыня, где личный состав приводится в порядок.Первая рота 1/126 СБР переподчинена командиру 2/1317 СП и заняла исходное положение 200 м зап. выс. с отм. 80,8.
16.00 после двухчасовой артподготовки, преодолевая сильное огневое сопротивление, с 4-мя танками атаковала опорный пункт пр-ка - высоту с отм. 80,8 и овладела им. Пр-к, не выдержав натиска наших подразделений, в панике отходит в направлении Запрудно, оставив на поле боя до 200 трупов солдат и офицеров.
Подразделения преследуют отходящего пр-ка, вышли на опушку леса перед безымянным болотом, что 100 м вост. высоты с отм. 80,8, имея задачу закрепиться на достигнутом рубеже и прочно удерживать его.
24.11.42г. 202 СД прочно закрепилась на достигнутом рубеже, воздействуя на пр-ка руж., пуль., арт., мин. огнем, приводила личный состав в порядок и строила по западному берегу безымянного болота блиндажи, ДЗОТы, завалы и минировала участки перед передним краем обороны.


Окрыленное успехом от взятия опорных пунктов противника в Пустыне, а также высоток 50,0 и 80,8, командование 202 дивизии, тут же, поставило перед 645 полком очередную задачу: - срочно, пока противник не оправился от поражения, овладеть важным участком дороги от Пустыни до Замошки.
Именно, реализацию этой задачи и описал в воспоминаниях Корзов Н.И.
Однако ее решение пришлось отложить на начало декабря, ко времени, когда поверхность Безымянного болота застынет. Сил и средств на штурм сходу мокрого топкого болота и дороги до Замошки уже не было. И только в начале декабря 1942 года, такой штурм был предпринят.
Правда, поставленная задача была выполнена лишь частично. Полку удалось захватить лишь первые две траншеи Восточного берега болота.
Историю реализации этой задачи с помощью саней по первому льду, я уже описывал выше.
А это ее итог:

Картинка 1

Так был занят противоположный берег Безымянного болота, с одновременным выходом на юге, к полотну узкоколейки. Вот строки подтверждающие и этот факт.

Картинка 1

Но взятие Безымянного болота и узкоколейки уже случилось через 15 дней после гибели отца!

На основе приведенных документов, я нанес на карту последовательные рубежи боевых действий 645 полка в период с начала ноября по начало декабря 1942 года. И вот что из этого получилось:

Картинка 1

Красной линией на карте нарисовано расположение 645 полка на 21 ноября 1942 года (к этому моменту отца уже 4 дня, как нет в живых). И красной пунктирной линией отметил маршрут выдвижения полка к этому рубежу от Лялино по приказу от 16.09.1942г. (Источник данных - боевое донесение 202СД)
Оранжевой линией - помечен рубеж этого полка после штурма и захвата деревни Пустыня – 23 ноября 1942 года. (Это записано в боевом журнале 202 дивизии).
Желтым цветом - нанесен третий рубеж на начало декабря 1942 года. (Этот рубеж мною указан, исходя из воспоминаний Корзова Н.И., когда был захвачен восточный берег Безымянного болота и осуществлен выход к узкоколейке).
Эта карта показывает, что место гибели отца и его первичного захоронения, по всем признакам, находится левее и ниже красной линии (южнее и юго-восточнее Пустыни), поскольку этой линией ограничено пространство, на котором мог находиться 645 полк 17.11.42. И скорее всего рядом с отметками 80, 8 и 5.0. И на расстоянии 200-500 метров к югу от них. Поскольку перед боем, ротное руководство должно было быть на передовых позициях, а не в тылу.

Так что, Валерий Алексеевич, не зная того, буквально подвел меня к месту гибели отца! Как тут не поверить в помощь Свыше, сопутствовавшей моему поиску?

На верхней карте, внизу, крестиком я пометил место, так называемой, Кузьминской братской могилы, куда после войны были перенесены тела погибших найденных в окрестностях Пустыни. Оно могло стать местом последнего упокоения отца, если его останки не были перенесены в Замошку. Это кладбище ближе всех расположено к месту упомянутого боя.
Кстати, в отличие от захоронения в Замошке, на Кузьминское кладбище захоронено неизвестное число неопознанных останков советских воинов. Туда же перенесены останки с дивизионного кладбища у деревни Пожалеево.
Ниже представлена схема кладбища в Пожалеево, на котором хоронили погибших и умерших воинов 202 стрелковой дивизии.

Картинка 1

Только теперь, после представления боевого пути 645 полка, появилась возможность дать объяснение появлению в донесении записи: - «Похоронен северо-западнее 1,5 км Запрудно».
Начну с того, что эту запись сделал писарь штаба 202 дивизии 4-5 декабря 1942 года. Штаб дивизии находился в тылу, достаточно далеко от места боев - севернее деревни Свинорой (ныне Ключи). Ввиду отсутствия и экономии связи, сводки о потерях, в штаб доставлялись нарочными, с опозданием и в сокращенном виде, после завершения очередной боевой задачи.
Понятно, что в сводках полка не было указано сопутствующих описаний гибели, если это не было каким-то очень выдающимся событием. Только лаконичное - фамилия, полк, убит и дата гибели. Даже номер батальона, и тем более роты - не указаны.
И, заметьте, - у писаря нет никаких координат захоронения! И этому есть объяснение.
Если захоронение выполняется поспешно или скрытно, в ближайшей воронке или траншее, в бескрайнем лесоболотном массиве, где все обожжено и выворочено наизнанку, то о каких ориентирах может идти речь? А карт, где можно было бы отметить захоронение, для тех, кто выполняет эту печальную процедуру, не заготовлено. К тому же, гибло столько людей, что даже, на самой подробной карте, местность вокруг Пустыни, была бы сплошь покрыта отметками захоронений.
Единственное, что удавалось иногда сделать, - вместе с донесением о гибели, в штаб дивизии передать документы погибшего и личные вещи. Как я предполагаю, в штаб дивизии были переданы письма моей мамы, которые были обнаружены при отце в момент гибели. Именно, поэтому в Похоронке, в карточке безвозвратных потерь и в донесении штаба 202 дивизии, местом рождения Николая Матвеевича, указан город Грозный. Хотя он уроженец станицы Анапской. По моему предположению, грозненский адрес был списан с писем моей мамы, которая вместе со мною, на тот момент, находилась в Грозном. Скорее всего, письма находились в командирской сумке, которыми были снабжены офицеры.
Поступившие сведения о потерях некоторое время накапливались в штабе дивизии, и, лишь потом, обобщались и заносились в донесения для штаба армии. Потому запись о гибели моего отца сделана лишь 5 декабря, через 17 дней после его гибели, когда штурм деревни Пустыня уже был завершен, а 645 полк уже штурмовал Безымянное болото на подступах к деревне Запрудно.
Теперь, давайте представим состояние дивизионного писаря, который 5 декабря заносит в донесение сведения сразу о 98 погибших. Ему известны факты гибели, - но нет данных о месте захоронений. Единственный выход - узнать это у сидящего рядом начальника штаба или его заместителя.
На вопрос, - где сейчас (4-5 декабря) находится 645 полк? Ему, естественно, ответили, что он ведет бои в полутора километрах к северо-западу от деревни Запрудно. Вот поэтому, он всем погибшим 645 полка и приписал эти координаты. Ему просто негде взять иные данные! Если он будет приставать с этими вопросами к воюющим командирам, его просто растерзают.
Вот почему, у всех погибших до 5 декабря воинов 645 полка появилась одинаковая запись «похоронен северо-западнее 1,5 км Запрудно».




• Эпилог •

Подводя итоги экспедиции, мало сказать, что эта поездка оказалась очень удачной и полезной не только лично для меня, но и для истории семьи. Скорее всего, это некоторое свидание с отцом, которое случилось по обоюдному желанию.
И, хотя она не привела меня к могиле отца, она погрузила меня в военную обстановку, которая окружала отца перед смертью, обнажила причины его гибели, сдвинула координаты этого события.
Немаловажно и то, что я дошел до места, рядом с которым делал свои последние шаги мой отец. Этот факт духовно сблизил меня с человеком, который дал мне жизнь, и ею же заплатил, чтобы защитить меня. Я смог, наконец, донести свои слова благодарности как можно ближе к месту его гибели, вместе с горсткой раковин моря, которое он любил. Горстку маленьких песчинок родины, которая, к сожалению, уже забыла о нем.
Мой духовный мир, после экспедиции, стал намного богаче. Сейчас мне даже страшно представить, что я мог не совершить эту поездку. И никогда не узнать о коротком по времени, но огромном по значимости для жизни отца, периоде событий, подтолкнувших его к гибели.
Я верю, в Божественную помощь, пославшую мне самого лучшего в мире проводника, который привел меня к отметкам 80,8 и 5,0. Отметкам, у которых, закончил свой земной путь Николай Матвеевич Тарусин, до конца исполнив свой воинский долг. Я еще раз благодарю Бога за то, что сложилось все так, как сложилось. Без его помощи вряд ли могли произойти столько совпадающих по времени и необходимых в поиске людей и событий.
Но, главным помощником для меня был и останется, без сомнений и преувеличений, - Валерий Алексеевич Матвеев. Человек, который посвятил пятую часть своей жизни поиску воинских захоронений. Гражданин - доброй и отзывчивой души, искренне желающий помочь всем людям увидеть места геройских сражений и гибели близких, погибших в самой беспощадной битве за жизнь. Показать места, которые стали последними свидетелями жизни десятков тысяч воинов обеих армий.
Я благодарен ему за то что, несмотря на боли в ногах, он прошагал со мною десятки километров по лесам и болотам. Привел меня по тем тропам и к тем памятникам войны, которые оказались самыми значимыми для меня. Погрузил меня в печали прошедшей войны, и разделил со мною мои переживания. А, комментарии, которыми он сопроводил встреченные нами следы войны - просто неоценимы.
Другим бесценным помощником для меня была - Александра Николаевна Николаевна – преподаватель истории из школы Кневиц, хранитель школьного военного музея. С помощью этой замечательной учительницы истории, я нашел драгоценные для меня рукописи. К тому же, она, вместе со своим супругом Геннадием Николаевичем, обеспечили мне комфортную жизнь, в которой я очень нуждался в тот момент.
Я благодарен жителям Кневиц, которые сопереживали моей утрате, и, конечно, – Анатолию и Александру, - которые сканировали лес по моей просьбе, и помогли нам вернуться в поселок, по окончании экспедиции. А также - Юрию, который облегчил наше перемещение к Запрудно, и поддерживал с нами необходимую связь по телефону в течении всей нашей «прогулки».
Всем им моя искренняя признательность! Без их участия моя экспедиция могла растянуться на несколько недель и оказаться безрезультатной. Или, что еще хуже, окончиться печально.

Очень хотелось бы закончить эти воспоминания на радостной ноте. Увы!
В ноябре 2008 года умерла мама Валерия Алексеевича. А через полгода, меня потрясла очередная печальная весть из Кневиц: - 9 мая 2009 года, в День Победы над Германией, от сердечного приступа скончался Валерий Алексеевич Матвеев. Мой дорогой и незабываемый проводник.

Матвеев Валерий Алексеевич

Матвеев Валерий Алексеевич. Кневицы
(это копия снимка из личного архива Валерия Алексеевича)

Из-за нищеты, похоронен был на деньги сельчан, скромно и тихо, на кладбище поселка Кневицы.
Так окончилась жизнь человека, который посвятил свою жизнь христианскому долгу – вернуть из безвестности и похоронить по-человечески воинов, нашедших свою смерть в лесах Новгородчины. Добровольно взвалил на свои плечи долги государства и общества.
Вечная память ему и покой! Пусть воздастся ему райская жизнь на небесах! Он это заслужил.



Кневицы – Запрудно. 2008 год.

Тарусин Г.Н.













Автор: Тарусин Геннадий.

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Логин
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Ветви Тарусиных
• Генеалогические деревья
• Гипотезы расселения Тарусиных

• Сушанская ветвь
• Нагорновская ветвь
• Дединовская ветвь
• Введенская ветвь
• Дробышевская ветвь
• Ладожская ветвь
• Казанская ветвь
• Анапская ветвь
• Анапская ветвь (хутор Тарусин)
Тарусины в истории
• Этимология фамилии
• Тарусины времен Древней Руси и Российской Империи
• Тарусины времен раннего СССР
• Тарусины после ВМВ
Дополнительно
• Благодарности
Генеалогические сайты
Осмысляемая бессмысленность
• Осмысляемая бессмысленность
/Генеалогический поиск/


Архивное наследие Украины
• Архивное наследие Украины

Полезные ссылки
Самоделкин. Сделай сам
• Самоделкин
Сделай сам


Мир идей. Банк идей
• Мир идей
Банк идей